Глупые вопросы для Invalid House

Художники и создатели Invalid House Константин Ставров и Павел Безор рассказали в интервью с «Англер» о том, как, почему и для чего открыли своë арт-пространство, а также поговорили про NFT и мерч.

Павел Безор и Константин Ставров, художники и создатели пространства Invalid House

«

— Расскажите про формат открытой вами галереи-мастерской. Почему возникла потребность в собственном пространстве? Как считаете требует ли заимствованный формат artist-run space какой-то адаптации к нашей среде?

Константин: Формат Invalid House объясняется потребностями и возможностями: необходимость в мастерской достигла предела (дом стал складом), в то же время накопилось слишком много выставочных проектов и идей, которые хотелось бы реализовывать без компромиссов и ограничений.

При этом наших финансов, времени и сил на два физических места бы не хватило, только если размножиться почкованием или мицелием. Так что формат совмещëнный, будем балансировать.

На опыт других художников практически не смотрел, заимствуем разве что англоязычное выражение artist-run space — в русском языке точного и короткого синонима нет, это будет звучать как «художественная мастерская и выставочное пространство».

Павел: Я в своей квартире уже так воняю балочниками, что соседи устали. Нужно было место, где вонять красками! И мы давно хотели проводить экстраординарные выставки. Всё-таки нужно место, которое можно полностью заполнить, например, говном. Сделать тотальную инсталляцию не только скетчей, но и чего похуже!

Invalid House, «Граферти. Тотальная скетч-инсталляция»

— Вы ранее говорили, что планируете эксперименты с керамикой, скульптурой и так далее. Почему возникло желание выйти за формат плоского изображения (холст, бумага, стена)?

К: Меня и как зрителя, и как художника в визуальном искусстве больше всего интересует плоскость. При этом ограничений по работе с другими форматами не было сразу, так что в случае с керамикой — это приятное соседство и осуществление старого плана.

П: Вообще, немного глупый вопрос, потому что слишком стереотипное мышление: если мы граффитчики или рисуем на бумаге, то должны работать только в плоскости. Художник, мне кажется, должен многогранно действовать: лепить, вырезать, всё испробовать, поэтому… Я лично с 2016 года леплю, у Кости тоже разнообразный опыт… Все всё должны делать!

— Своё пространство подразумевает ряд административных обязанностей: приём гостей, кураторство своих выставок и организация выставок близких вам художников. По итогу двух выставок Invalid House, как вам кажется, эта рутина не отвлекает от творчества?

К: Отвлекает. И дела, и люди. Вопрос в концентрации. В том числе по этому поводу начал практиковать медитацию. Так что у рутины и прокрастинации нет шансов. При этом, как и в случае с издательством Invalid Books, есть ощущение правильности пути и даже необходимости.

П: Меня, вообще, мало что когда-либо может отвлечь, на самом деле. Меня отвлекают только звонки мамы из Новороссийска, а остальное пофиг.

— Работа на улице всегда взаимодействует с контекстом, средой, в которой она находится: это и архитектура, и какие-то другие культурные особенности, которые являются, как мне кажется, некоторой сложившейся городской органикой. Работа в галерее подразумевает искусственное создание среды или стерильное пространство белых стен. Как вы работаете с этим, требует ли это какого-то особенного подхода к работе?

К: Вопрос риторический! Живём как умеем — как говорят россияне. И даже лучше. Первые два события приятно удивили нас самих: тотальная скетч-инсталляция «Граферти» продумывалась в фоновом режиме два года и была идеально воспроизведена в нужный момент. И это было максимальное, тотальное в буквальном смысле, освоение всех поверхностей помещения. Возможно, даже небольшая мечта — не только полностью покрыть всё, но и сделать это гармонично, используя только самое редкое и избранное из многого.

Под выставку Саши Титова мы радикально изменили пространство, при этом оставив достаточную площадь для работы в мастерской. Судя по реакциям, многие заметили с какими любовью и чувствованием мы оба раза отнеслись к так называемой «развеске» и другим моментам.

П: На самом деле, это тоже очень глупый вопрос, потому что я же рисую и дома всё время, и никак на меня не влияет окружение комнаты, и здесь ничего не влияет, да и на улице тоже!

«Оздоровительные практики» — первая персональная выставка и для Александра Титова, и для Invalid House.

— Легко ли было найти место для галереи? Мне кажется, поиск пространства это всегда история про множество компромиссов и территориальных, и с точки зрения площади, света… Каким, по вашему мнению, должен быть идеальный Invalid House?

К: Место искали долго. Выбранное отменилось в последний момент. После чего было сразу найдено новое — лучше и дешевле. Теперь мы здесь, месяц ремонта — и здесь хорошо. Идеальный Invalid House — это «хауз», то есть дом целиком. Продолжать не буду.

П: Идеальный «хауз» — дом в поле, построенный из дерева, с колодцем. Частный дом, а потом это всё перерастёт в сельское хозяйство и ферму — и про искусство забудется, вот Invalid House идеальный!

— Расскажите о ваших планах. Строите ли вы вообще долгосрочные планы, на 5–10 лет вперёд? Или Invalid House это больше живой, ситуативный организм?

К: Каким я вижу себя через 5 лет — даже этого не скажу, а уж тем более, про Invalid House. Тем более, в России. Прекрасной России будущего.

П: Я вообще, честно, планов не строю, даже там на лето, на неделю… Когда задумываюсь о планах, мне страшно становится. Через 5–10 лет, главное, чтобы Путин был при стране нашей, а так нет планов… План… Хотелось бы на Венецианской биеннале от страны нашей представить Invalid House.

— У издания Grade существует коллаборация с Павлом. Насколько вам интересен такой формат, чем руководствуетесь при выборе партнеров для сотрудничества и собираетесь ли вы выпускать самостоятельный тиражный продукт, мерч?

К: О, вопрос актуальный! Никто не надеялся, но мерч Invalid Books уже готов (апрель 2021)! Футболки и сумки-шопперы были закуплены ещё в январе. Всё нарисовано нашими руками и аэрографом, а не напечатано с трафарета. Каждый айтем будет уникальным произведением арт-мерчендайзинга! Первыми обладателями, конечно, стали наши патроны [ https://www.patreon.com/invalidboooks ].

П: Руководство-сотрудничество… Ну вот только со своими кумами, что по-русски называется «кумовство»!

мерч Invalid Books

— Поступают ли какие-то необычные предложения о сотрудничестве? Может быть, театр, музыка или диджитал-проекты?

К: Нет, все предложения забирает себе Покрас Лампас, он монополизировал индустрию!

П: Всё, что поступает, нам не нравится, только свой выбор… А так… особо не поступало…

— Сейчас очень много разговоров идёт об NFT-технологиях, которые позволяют закрепить право владением цифровым объектом искусства. Что вы думаете об этом?

К: Странно, интересно, местами комично. И вопрос опять актуальный, так как мы (Новые Уличные) обсуждаем редкий дроп в эту игру. Не для галочки или шального заработка, будет кое-что поинтереснее джифок. Если случится в ближайшее время, то история будет связана как раз с Invalid House.

П: Я, на самом деле, ничего не думаю, потому что я ничего не понял, что это. Как может то, что нельзя потрогать, стоить миллионы этих… криптовалют. Криптовалюта, по сути, тоже фейк. Фейк на фейке. Но, мне кажется, надо в это входить, может, это и есть золотая жила!

P.S.

К: Что пожелаем читателям этого журнала?

П: Пусть приходят в Invalid House, покупают мерч и книжки Invalid Books, нас развлекают, приносят угощение к чаю и всё остальное!

[Костя смеётся смехом мента из «Внутри Лапенко 3»]

Invalid House: instagram.com/invalid.house Invalid Books: instagram.com/invalidboooks

»

Текст: Константин Ставров, Павел Безор. Редактор: Наташа Гончарова. Фото: англер, Константин Ставров, Selshot.

дизайн-исследования

дизайн-исследования